ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА (Продолжение)

 

Денежное предложение увеличивается или уменьшается в зависимости от объема предоставляемых банками кредитов, однако кредиты не являются реальными деньгами. Когда мы берем кредит, то думаем, что банк предоставляет нам деньги других вкладчиков, и поэтому логично платить процент за них. Нет ничего более далекого от реальности. То, что банк дает нам в долг, не является даже банкнотами, которые, хотя и не могут быть конвертируемы в золото, имеют хоть какую-то поддержку банкаэмитента. На самом деле банк дает нам в долг лишь банковское обязательство, увеличивающее сальдо нашего счета, которое уменьшается, если мы выписываем чек в пользу других лиц, которые, в свою очередь, увеличат сальдо своего счета благодаря нашим платежным обязательствам, когда сумма чека будет зачислена на их счет.

Таким образом, эти абстрактные деньги увеличиваются просто как цифры бухгалтерской записи и имеют призрачное существование, перемещаясь между графами «дебет» и «кредит» книг банковской бухгалтерии. Заемщик гарантирует возврат кредита своим реальным имуществом, которое может быть описано в случае, если он не выполнит обязательство вернуть всю сумму и проценты. Банк же ничем не гарантирует  свое платежное обязательство, поскольку вклады его клиентов не могут служить такой гарантией. Если банк разорится, то сохранить вклады ему может помочь только центральный банк или государство. А это значит, что в конечном счете именно граждане, платящие налоги, позволят банку избежать банкротства.

Конечно, банковские деньги оживляют экономику, однако товары и услуги, создаваемые благодаря им, несут на себе груз банковского процента.

Необходимо понимать, что все деньги, созданные благодаря процентным кредитам, – это долг, который невозможно вернуть, поскольку кредит создает деньги и поставляет их на рынок, а его возврат погашает этот кредит. Банковский долг невозможно вернуть, потому что если бы все одновременно захотели вернуть взятые ранее кредиты, то на это не хватило бы всей существующей наличности.

Банки не только занимаются ростовщичеством, но и создают сложную систему, позволяющую законными средствами взымать процент. Этого они достигают благодаря платежным обязательствам без покрытия. Другими словами, банк не имеет обеспечения для покрытия этих обязательств.

Кстати, ростовщичество с древних времен считалось предосудительным и запрещалось как в христианском, так и в мусульманском мире. Уже со времен Константина ростовщиков презирали и сурово наказывали, ссылая на галеры, или же казнили.

Папа св. Пий V и многие другие издавали многочисленные буллы и эдикты против ростовщиков. Папа Бенедикт XIV обнародовал Энциклику, в которой назвал ростовщичество грехом, совершаемым при подписании договора о займе. Причем этот грех не будет менее тяжким от того, что прибыль невелика или берущий ссуду богат.

Если кто-либо получает бо́льшую выгоду в виде процентов, чем другая сторона, то он в соответствии со справедливым договором, означающим равенство для сторон, должен их вернуть. В некоторых странах нелегальное ростовщичество и взимание процента за ссуду карается как уголовное преступление. В те времена, когда оно было вообще запрещено, любое взимание процента считалось ростовщичеством. Современный Словарь Испанской Королевской Академии  в качестве первого значения слова «ростовщичество» по-прежнему дает такое определение: «Любой процент, взимаемый за деньги или товар при заключении договоров или выдаче ссуд».

С падением абсолютных монархий и становлением либеральных государств было узаконено взимание процента за ссуды. Либералы оправдывали это тем, что экономический акт не может оцениваться неэкономическими критериями, а при запрещении ростовщичества обычно ссылались именно на моральный критерий.

Как в этом, так и в других вопросах либералы отстаивали идею автономности экономики, ее независимости от любой другой сферы деятельности. Точно так же несколько веков назад Макиавелли сформулировал «теорию государственной правоты», чтобы утвердить независимость политики, в которой утверждал, что цель оправдывает любые средства и ни один этический или теологический суд не должен мешать принцу исполнять свой первейший долг, то есть укреплять и расширять государство.

Справедлива ли такая методика изучения предмета, когда объект изолируется от исследования и от «искажающей» практики, например от моральных критериев? Если данный подход принес успех таким наукам, как физика, то можно ли применять его также в политике и экономике, этическая цель которых не может быть иной, кроме служения человеку?

Хотя в наше время взимание процентов разрешено в большинстве стран, оно не заслуживает одобрения и не становится желательным лишь потому, что закон это позволяет. С точки зрения Морали, которую мы отстаиваем в данной книге, нельзя считать естественным или правильным то, что деньги-обязательства воспроизводят сами себя, постоянно создавая задолженность всего общества, которую к тому же невозможно выплатить по указанным выше причинам.

Взимание процентов не представляло бы собой проблему, если бы они были умеренными и банки выдавали ссуду из собственных средств, а не платежными обязательствами без всякой гарантии. Истинная проблема существующей финансовой системы заключается в том, что у банков есть возможность создания фальшивых, хотя и законных, денег и взимания с них процентов. Это понятно даже без углубления в сложнейшие механизмы финансовой инженерии, которые банки используют для почти беспредельного увеличения своих доходов.

Специалисты подсчитали, что истинные прибыли банков составляют 16 200 %[1]. Это можно продемонстрировать на следующем примере типичной банковской операции:

 

а) Располагая 100 денежными единицами, принадлежащими третьему лицу, банк открывает кредит на 900 единиц.

б) Данные 900 единиц приносят банку 9 % прибыли, что к концу года даст 81 единицу чистой прибыли.

в) Банкир выплачивает вкладчику около 0,5 % (процент может варьироваться). Это означает, что 100 единиц, стоивших банку 0,5 единиц в год, позволили ему получить за тот же период 81 единицу.

г) Произведя соответствующую математическую операцию (81:0,5), получим 16 200 % прибыли.

 

Я воздержусь от высказываний по поводу данной пропорции. Однако в качестве информации хочу сказать о банковской системе в одной из латиноамериканских стран, где центральный банк позволяет другим банкам выдавать свой капитал в виде кредитов до двадцати раз. То есть за каждую денежную единицу, внесенную акционерами, банк может выдавать до 20 единиц, что является баснословно выгодным бизнесом, особенно потому, что существующие лишь на бумаге кредитные деньги ничем реально не обеспечены.

Система выдачи кредитов сходна во всех странах. Чтобы кредитная операция перестала быть непропорциональной и противоестественной, необходимо значительно сократить проценты, которые так велики, что средний уровень прибыли в промышленности во всём мире просто смехотворен по сравнению с ними. Изначальное зло системы заключается не только в непомерности взимаемого процента, но и в сложности механизма, позволяющего это делать.

 

[1] J. Bochaca, op. cit., p. 20.

@2018 psyconsultant