Злоупотребление властью

 

Есть люди, которые благодаря своей должности или профессии имеют большую власть над жизнью людей, поэтому на них лежит очень высокая моральная ответственность. Этичность их поведения должна строго контролироваться, поскольку если они вольно или невольно сойдут с прямого пути и начнут злоупотреблять властью, врученной им обществом, то могут нанести непоправимый вред чести и достоинству граждан.

В первую очередь я говорю о судьях, адвокатах, политиках, парламентариях, государственных деятелях и журналистах.

Судья несет огромную ответственность за свершение правосудия, но сам он не есть правосудие,  он обычный человек со своими положительными и отрицательными качествами, как у остальных, и он также может делать ошибки. Он должен подчиняться тем же юридическим законам, что и другие граждане, но в реальной жизни он неприкосновенен, как бог Олимпа.

Скрываясь за разными юридическими хитросплетениями, он оказывается непогрешимым и недоступным для критики, и простой человек не может поставить под сомнение его поступки. Безусловно, законом предусматриваются механизмы опровержения решения судей и обвинения при подозрении в нарушении ими закона, однако подобная процедура редко бывает успешной, если она инициируется обычным человеком. Это объясняется или тем, что подозреваемый судья действовал в строгом соответствии с законом, или тем, что процедура обжалования намеренно запутана, неэффективна и направлена на защиту системы.

Как бы то ни было, для несведущего человека юриспруденция является абсолютно непрозрачной сферой. И гораздо чаще, чем хотелось бы, правый или несправедливо обвиненный истец проигрывает процесс или несет незаслуженное наказание. Почему же обычных граждан не информируют ясно, подробно и понятно о юридических основаниях вынесения приговора? Судья должен держать ответ не только перед вышестоящими органами, но и перед народом.

Моральный долг юридической системы – адекватно и доступно информировать всех граждан и снять наконец таинственную завесу с некоторых решений, развеяв ореол «неприкосновенности», которым окружена юриспруденция, чтобы люди, считающие, что с ними несправедливо обошлись, решились на публичную критику.

В какой еще стране возможно такое расследование, какое было проведено венесуэльским журналистом Уильямом Охедой (изложенное в его книге «Сколько стоит судья?» )?

Сколько одежд было бы разорвано? Сколько тайных сил попытались бы воспрепятствовать такому расследованию? Сколько лицемерных голосов выступили бы против него? Как быстро сработала бы тайная система инквизиции, чтобы нейтрализовать подобную инициативу или распространить дезинформацию о результатах расследования?

Народ имеет право в любой момент удостовериться в честности и корректности судебной власти, причем не по причине сомнений, а потому, что в таком сложном и деликатном деле необходима полнейшая гласность. Кроме того, при демократии судебная власть является проводником воли народа и обязана отчитываться о своей работе.

К сожалению, из-за отсутствия понятной информации юридические основы процесса и последующий вердикт обычно остаются глубочайшей тайной для непосвященных, и у них часто создается впечатление, обоснованное или нет, что они стали жертвой жестокой судебной несправедливости.

В демократических странах гласность в отношении государства означает, что обычные граждане имеют право осуществлять надзор за действиями всех государственных служащих, начиная с президента.

Представим себе, какой огромный вред может нанести продажный судья. Какой ущерб человеческой и Божественной справедливости принесет умышленное содействие злодею или приговор невиновному. Существование хотя бы одного продажного судьи было бы достаточным основанием для тщательной проверки всей системы, причем не полицией или политиками, а простыми гражданами, находящимися вне политики и идеологии, заинтересованными в гласности, а не в сокрытии результатов расследования.

Манипуляции с правосудием представляют собой тягчайшее моральное нарушение, если виновен судья или служащий судебной системы.

К юридической системе также относятся адвокаты, поскольку они участвуют в процессах. Адвокат как посредник между юридической системой и гражданином, нуждающимся в защите своих прав, имеет большую власть над его жизнью. Адвокат должен быть этически безупречен, так как именно он уполномочен обществом и гарантирует гражданам правильность применения закона. Очевидно, что в любой группе людей могут существовать и выдающиеся личности, и посредственные, которые мало подходят для работы в избранной области.

От знакомого адвоката я услышал фразу, принадлежащую одному известному профессору права: «Краеугольным камнем юриспруденции является порядочность, поскольку, если бы система основывалась на непорядочности, она бы развалилась». Если бы адвокат действовал непорядочно, то он выступал бы не только против человека, который мог бы быть его клиентом или клиентом его коллеги, но и против всей системы, став, таким образом, врагом юриспруденции.

К счастью, есть много честных адвокатов, но бывают случаи, когда граждане, обманутые плохими юристами, не осмеливаются подать протест из-за страха мести. Все это ни в малейшей степени не является критикой данной профессии, которая очень благородна, если ее представитель работает должным образом. Это лишь моральное обличение некоторых адвокатов, которые искусственно затягивают процесс, договорившись с адвокатом противоположной стороны, чтобы заработать побольше денег.

Обычный человек, уверенный в своей невиновности, видит в адвокате спасителя, и, если его доверие оказывается обманутым, это будет страшным надругательством над правосудием.

Я еще раз повторяю: гласность – единственное, что может обеспечить и поддержать доверие гражданина к своему юридическому советнику, который, представляя клиента в суде, имеет над ним безмерную власть.

Кто же контролирует этичность поведения адвокатов? Они сами или кто-то извне? Наивно считать, будто о нарушениях адвокатов можно заявить в какой-то орган юстиции, поскольку корпоративная и профессиональная этика делает чрезвычайно затруднительным для юриста обвинение своего коллеги.

Во всех странах существует ряд очень успешных адвокатов, выигрывающих процессы не за счет строгого следования закону, а благодаря своим связям, которые позволяют им оказывать давление для достижения согласия, отзыва обвинения или примирения внесудебными способами. Существуют также плохие примеры доморощенных адвокатов, постоянно балансирующих на грани нарушения закона и использующих юридические лазейки для того, чтобы «делать то, чего делать нельзя» или аннулировать уже сделанное.

Придет время, и они так же, как все, займут заслуженное место в «божественной комедии» в строгом соответствии с моральным качеством своих поступков.

Игры с установленными человеком законами приводят к наказанию лишь тогда, когда они оказываются раскрытыми, однако Божественный закон всеведущ, он неумолим со всеми, кто пытается нарушить святой закон эквивалентного равенства. Соответствующее наказание всегда настигает тех, кто совершает несправедливость.

Хороший адвокат способен спасти человека, попавшего в трудное положение, но даже сотни адвокатов будет недостаточно для исправления зла, причиненного лишь одним коррумпированным адвокатом.

Святая обязанность членов парламента – доказывать своей деятельностью, что они заслуживают быть избранными на этот высокий пост.

@2018 psyconsultant