Эгоизм

 

Эгоизм означает «безмерную любовь человека к самому себе, ведущую к безграничной заботе о собственных интересах и полному безразличию к другим людям».

Противоположностью эгоизму является альтруизм: «удовлетворение от совершения добра другим, даже в ущерб себе», «этический индивидуализм, когда моральное действие направлено на других, а не на себя».

Люди обычно движимы своими собственными, то есть эгоистическими интересами. Когда такая позиция доводится до крайности, человек становится безразличным к чужой боли, жестоким и бесчувственным к нищете и человеческому горю.

Христианство учит делать добро всем без разбора: «подставлять другую щеку» и «быть милосердным». Но если бездумно следовать данному принципу, это приведет к прислужничеству, слабости и саморазрушению, а также к излишней опеке, препятствующей развитию тех, кому мы хотим помочь, что будет для них «медвежьей услугой».

Часто бессердечие власть имущих безжалостно бьет по неимущим, но бывает, что помощь предоставляют тому, кто ее не заслуживает. Такая помощь способствует паразитической жизненной позиции, которая приводит к уничтожению благодетеля и развращает того, кому оказывается благодеяние.

Принято считать, что делать добро – высшая гуманная цель, и некоторые политические идеологии основаны именно на этом понятии.

Традиционное политическое деление на «левых» и «правых» тесно связано с рассматриваемой нами проблемой, так как многие политические течения призывают к построению альтруистического общества, основанного на большей социальной справедливости, и обвиняют другие движения в «эгоистической бесчувственности».

Считается, что сильные должны помогать слабым и для достижения равенства надо «убедить» сильных отказаться от своего имущества в пользу слабых. Говоря об «отверженных», «крайней нищете» и «социальном неравенстве», политики отмечают экономическую пропасть между богатыми и бедными, призывая к иному распределению богатства. Однако истинные причины проблемы ими скрываются.

Одна из причин состоит в отсутствии реальной политической воли к тому, чтобы предоставить неимущим больше возможностей для получения образования. Тогда их голоса на выборах были бы экономически независимыми.

Второй причиной неравенства является нехватка средств, ведь они транжирятся на выплату грабительских процентов по внешнему долгу и на содержание гипертрофированного и плохо организованного государственного аппарата. Ни одна страна, чья экономика косвенно управляется международной финансовой системой, не достигнет реального богатства.

Нам часто повторяют слова Иисуса Христа: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царство Божие», чтобы заставить богатых почувствовать себя виноватыми, а бедным помочь свалить вину за свою нищету на богатых.

Тысячи благотворительных организаций твердят, что наш моральный долг – помогать неимущим: сиротам, умирающим от голода детям, одиноким старикам, бездомным, инвалидам и больным. В последнее время к этим движениям добавилось экологическое. Благотворительность – лишь полумера, не способная победить нищету, поскольку ее истинная причина – в болезни мировой экономики по вине господствующей финансовой системы. Нищету не преодолеть до тех пор, пока не удастся создать здоровую экономику, свободную от долгов и кабальных процентов.

Нужда порождает и поддерживает чувство вины у тех, кто живет в изобилии. Казалось бы, единственный этически приемлемый путь – пожертвования. Без этого некоторые люди постоянно ощущали бы себя виноватыми из-за обвинений в отсутствии солидарности с ближними, а чувство вины – мощнейшее оружие психологической манипуляции.

Обычно никто не пытается выяснить, насколько слабые действительно слабы: возможно, они просто пользуются своей слабостью, чтобы манипулировать другими, более трудолюбивыми и дисциплинированными, сумевшими лучше распорядиться возможностями, данными жизнью.

Почему-то считается, что слабые достойнее сильных и что в глазах Создателя уже одной слабости достаточно, чтобы быть лучше сильных, а личные качества людей не имеют значения. Огромное число слабых людей являются таковыми из-за слабого характера и низких моральных качеств, а не по причине физической слабости. Они никогда не пытались развить себя, чтобы добиться успеха в жизни. Не знаю, что произошло бы в мире, если бы все сильные вдруг стали слабыми, поскольку слабость якобы более приемлема с точки зрения морали, нежели твердый характер, смелость, порядок и самодисциплина. Кто бы тогда позаботился о слабых?

Правильно ли «делать добро другим и получать от этого удовлетворение, даже в ущерб себе», когда речь идет о тех, кто стал беспомощным по своему собственному выбору? Я говорю о людях завистливых, обидчивых и не приспособленных к жизни, добровольно отвергающих все возможности, которые она им предлагает. Им легче предаваться зависти и мечтам о чужом добре, чем работать над своим развитием и самореализацией.

В мире нет людей, не способных к саморазвитию. Это только вопрос упорства и личного решения. Сплошь и рядом бывает, что некий господин А благодаря заслугам, личным усилиям и конструктивному подходу к жизни добивается успеха. Многие будут желать, чтобы он помог господину Б, отдав тому часть своего имущества, хотя Б и пальцем о палец не ударил, чтобы помочь самому себе.

Господина А просят во имя альтруизма взять на себя ответственность за жизнь Б, взвалив на свои плечи груз, который тот отказывается нести. Из-за этого у А теряется стимул к труду и творчеству, поскольку он должен тащить чужой балласт. Таким образом, слабый оказывается вознагражденным, а сильный – наказанным за свою силу. И это делают, прикрываясь учением Иисуса Христа о милосердии. Возможно, со временем многое из его учения было искажено, и мысль о том, что нужно делать добро, «невзирая на лица», на самом деле звучала так: «Делай добро, но хорошо смотри, кому ты его делаешь».

Недопустимо «любить ближнего больше, чем самого себя», как многие это делают. В мире, созданном Богом, нет ничего беспорядочного или лишенного логики. Было бы неразумным во имя христианского милосердия награждать любовью извращенных людей, стремящихся разрушить нашу цивилизацию, ибо это означало бы уничтожение тех, кто эту любовь дает.

Для сохранения порядка во Вселенной необходимо, чтобы правила игры были ясными: добро должно вознаграждаться, а зло – караться, дисциплина – поощряться, а лень и бездеятельность – наказываться.

Нечеткое разделение между добром и злом приводит людей к заблуждению, вседозволенности и отсутствию морали. Многие люди требуют помощи, но не испытывают за нее благодарности, поскольку их зависть делает благодарность невозможной. Завистник никогда не будет искренне благодарен за оказанную помощь, какой бы огромной она ни была.

Хотя милосердие не должно оказываться ради будущей благодарности, однако отсутствие этого чувства является показателем негативного или деструктивного отношения, которое, скорее всего, приведет к безответственному или неправильному использованию полученной помощи. Во многих случаях благотворительность пробуждает яростную и молчаливую ненависть у затаивших обиду людей. Они готовы сделать все возможное для того, чтобы обесценить оказанную помощь и чужую щедрость.

Неразборчивая благотворительность по отношению к очень завистливым людям несправедлива, так как по сути означает поощрение чудовищной деформации их души, добровольно допускаемой ими при виде чужого счастья.

Аморально помогать обидчивым, обделяя или наказывая чистых и добродетельных. На самом деле есть много нетрудоспособных людей, которые нуждаются в поддержке и заслуживают её, например, старики, дети и инвалиды.

Если бы производительность труда была достаточно высокой, а правительства – аполитичными, не преследующими личного интереса и эффективными в распределении ресурсов страны, то благотворительность была бы не нужна, поскольку обычных налогов хватило бы для решения проблемы бедности.

Вспомним, что все эти рассуждения возникают в связи с темой эгоизма. Необходимо глубже понять значение этого слова, так как нередко эгоистами называют всех, кто не проявляет милосердия в общепринятом смысле.

Говоря о милосердии, надо подчеркнуть, что самыми бессердечными являются правительства тех стран, которые предпочитают тратить средства налогоплательщиков на собственное обогащение, а не на помощь неимущим.

Возвращаясь к понятию эгоизма, надо признать, что основа любого познания или действия находится в нашем «я», или «эго», и потому любой поступок, восприятие или эмоция неизбежно окрашены эгоизмом.

Пока существуют люди, будет существовать и эгоизм. Отсутствие милосердия, излишняя привязанность к собственному имуществу, безразличие к ближним представляют собой лишь внешнюю сторону эгоизма. Этим словом общество обычно клеймит тех, чье поведение противоречит принятым нормам.

По сути, эгоизм – такое отношение к жизни, при котором человек считает себя центром всего и не способен отказаться от этого.

По мнению Ф. Лерша, можно различить следующие типы эгоизма: эгоизм самозащиты, поддержания жизни и эгоизм самоутверждения с целью пробить себе дорогу, «раздуть свое «я» и расширить сферу его деятельности.

Переоценка себя и преувеличенное стремление к постоянному одобрению – это порок, сравнимый с алкоголизмом и связанный с амбициозностью и бесчеловечностью. Эгоизм самосохранения присущ всем формам жизни. Никто, находясь в здравом уме, не позволит съесть себя ради удовлетворения голода других. Даже самые цивилизованные люди могут превратиться в дикарей, когда возникнет опасность для их жизни.

Наиболее распространенный эгоизм продиктован амбициями, алчностью или тщеславием; основная его цель – самоутверждение и достижение личной власти. В мире, где с каждым днем усложняется и растет конкуренция, самоутверждение и раздувание «я» достигли патологических масштабов. Это неизбежно приводит людей к порочному стремлению упорно демонстрировать свою значимость.

Карьеризм, жажда возвыситься подразумевают постоянную заботу человека о своем имидже, он стремится производить хорошее впечатление, быть популярным, иметь много друзей, добиваться успеха. Это самая скрытая форма эгоизма и эгоцентризма, ее очень трудно обнаружить, так как она может выглядеть обманчиво альтруистической. В глубине души такой человек оценивает все с точки зрения пользы для своего «я», имея нездоровое стремление преувеличить его, сделав центром собственного существования.

Многие альтруисты в действительности являются эгоцентристами, они занимаются благотворительностью не ради других, а ради возвеличивания своего «я». Они бессознательно пытаются получить от общества как можно больше того, что повысило бы их престиж и искусственно увеличило их «я». Это особый вид ненасытности, обжорства – так человек стремится получить общественную власть, чтобы раздуть свое «я» с помощью «психической прививки», которая станет основой его фальшивой чванливой личности, являющейся центральным пунктом его нарциссических мечтаний.

Так, например, врач может думать, будто он властен над смертью, судья – будто он и есть правосудие, полицейский – будто он и есть власть, а глава государства – будто он хозяин всей страны.

Любую власть – экономическую, политическую или военную – дает общество, но многие ошибочно считают, что доверенная им власть – часть их собственного «я». В глубине души они думают: «Я сам и есть власть». Политический руководитель легко может приписать имеющуюся в его руках власть своему «я», забывая, что она дана ему партией, которую он представляет.

Материальные блага, особенно те, что являются символами власти, также приводят к искусственному раздуванию «я». В итоге человек оценивается по тому, что он имеет, а не по тому, что он собой представляет, а это ведет к самообожанию, эгоистическому индивидуализму и непомерной самооценке, и как следствие – к презрению своих ближних.

Различные формы эгоизма имеют одну общую черту – овеществление окружающих. Для эгоиста люди – инструменты для достижения собственных целей, а не личности со своими мыслями, чувствами, потребностями.

Человек, производящий впечатление альтруиста, в действительности может быть эгоистом, которого заботит лишь собственный имидж, а не оказание помощи другим. Больше всего он хочет стать известным, чтобы его уважали и боялись, а альтруизм – лишь трамплин для достижения целей. Затраты на альтруизм – скорее капиталовложение, запланированная плата за подъем по социальной лестнице. Он занят благотворительностью не из сочувствия нуждающимся, а ради приукрашивания имиджа и подавления чувства вины, поскольку в глубине души сознает, что его никто не интересует, кроме собственной персоны.

Благотворительность не всегда свидетельствует об отсутствии эгоизма. Часто она вызвана обоснованным или необоснованным чувством вины. В последнем случае вина намеренно вызвана теми, кто манипулирует чувствами людей, оказывает психологическое давление, желая добиться нужной реакции и получить определенную выгоду. Важно понимать, что такое чувство вины может быть полностью лишено оснований и специально вызываться теми, кто заинтересован в получении таким нечестным путем политической или экономической выгоды.

Размышляя на тему морали, было бы полезно задаться вопросом, кому может быть выгодно то или иное публичное обвинение, и определить – справедливо оно или нет? Если нет, то интересно выявить истинные цели тех, кто раздувает скандал, а также ту выгоду, которой они добиваются столь аморальным способом.

В большинстве случаев мы с удивлением обнаружим, что тот, кто наиболее пылко всё осуждает, и есть истинный виновник события или сам создал эту информационную шумиху. Обвинения могут быть как обоснованными, так и сомнительными, поэтому необходимо иметь собственный критерий оценки. Лучше всего использовать старое правило: искать, кому это может принести пользу. В психологической войне, сопровождающей политические и военные столкновения, дезинформацию применяют как средство манипуляции общественным мнением для получения определенной выгоды.

В мире ежедневно избавляются от общественных деятелей, групп или организаций, которые препятствуют планам определенных политических сил. Борьба за власть ведется таким образом, что ослепленные массы никогда не догадаются о том, что происходит на самом деле. При этом этика систематически попирается, но ни одна из влиятельных общественных организаций не выступает против таких нарушений морали.

Слепой эгоизм борьбы за власть, основанный на принципе «цель оправдывает средства», представляет собой одно из самых жестоких проявлений аморальности современной эпохи. Мы постоянно видим, как политические кандидаты финансируются на средства, полученные от наркоторговли; рекламные кампании дезинформируют; религиозные лидеры соблазняются земной властью; судьи продаются; адвокаты специализируются на бесконечном затягивании тяжб; межнациональные корпорации держат весь мир под контролем; работодатели эксплуатируют рабочих; работники крадут у работодателей; мафия, торговцы наркотиками и оружием контролируют целые страны с помощью купленных чиновников; политики торгуют властью; за проводимыми экологическими кампаниями скрываются темные цели.

Так с каждым днем на планете всё больше размножается эта аморальная фауна; в безграничном эгоизме и жестокой борьбе за власть всячески попираются честные люди; царствует человек-зверь, прикрывающийся маской цивилизации. В начале XXI века в мире становится всё больше «побеленных гробниц». Что мы переживаем: агонию человечества или порабощение хороших, но глупых людей людьми извращенными, обладающими животной хитростью?

Все эти рассуждения бесплодны, если отсутствует собственное ясное сознание, свободное от ментального рабства и недоступное для «промывания мозгов». Обычно эгоизм не так четко виден, как зависть, и кажется не очень серьезным нарушением морали, подразумевающим недостаток человечности, щедрости и благородства. Эгоизм непосредственно связан с жадностью, он является разновидностью эмоциональной скупости, не позволяющей понять ближнего, если только это не делается ради управления другими.

Эгоист – плохой друг, поскольку его чувства лишены глубины, они поверхностны. Он боится раскрыться, проявить любовь, нежность, заботу, так как видит в этом некую потерю, болезненный отрыв от себя чего-то дорогого, кровного.

Несчастлив будет тот, кто отдаст свою любовь эгоисту, так как он не только не достигнет взаимности, но также искренность его чувств не будет оценена по достоинству. Тот, кто не способен любить, не может и принять любовь. Кроме того, эгоизм ведет к использованию партнера в качестве инструмента для достижения собственного удовольствия или благополучия, причем эгоист, как правило, манипулирует другим, не догадываясь об этом. Он редко выражает нежные чувства, скуп на любовь, но в то же время требует постоянного внимания со стороны партнера.

Существует также интеллектуальный эгоизм, например, когда человек фанатично и слепо придерживается собственных идей, отказываясь принять или осмыслить новые понятия. Он боготворит собственные идеи, создавая вокруг себя наглухо закрытый мир, непроницаемый для всего, что идет извне.

Интересно проанализировать эгоизм детей и стариков. Как и все крайности, они сходятся, обладая общими характеристиками. В старости человек может переживать обострение эгоизма, связанное с инстинктом самосохранения. Осознание собственной слабости заставляет стариков жадно цепляться за родных, за вещи и материальные блага. Некоторые убеждены в существовании заговора с целью лишить их имущества. Иногда, чтобы облегчить такое состояние, приходится даже прибегать к медикаментозному лечению.

Чувство слабости, хрупкости существования и близости смерти приводит к болезненной реакции – психологической ненасытности. Они требуют внимания, заботы и преданности со стороны окружающих, чтобы хоть как-то поддержать снижающуюся самооценку. Их требования могут быть очень завышенными, и важно не потакать им, а относиться с пониманием.

Дети в определенном возрасте – самые большие эгоисты в мире, они требуют от родителей полной самоотдачи, тиранически предъявляют самые немыслимые требования, которые должны быть удовлетворены немедленно, иначе последуют плач и гнев. Они недалеко ушли от утробного нарциссизма и почти не в состоянии увидеть границу между «ты» и «я», признать существование отдельного от них внешнего мира.

Главная этическая проблема при рассмотрении эгоизма заключается в умении правильно различать его виды, поскольку не всякий эгоизм плох.

Существует деструктивный эгоизм, иссушающий душу и сердце, толкающий к жестокости, безмерным амбициям, зверствам, цинизму и насилию. Но есть и другой эгоизм, способный привести человека к соблюдению самых высоких норм морали и этики, и чтобы это понять, необходимо задать себе следующие вопросы: «О каком эгоизме идет речь? К какому из моих «я» относится эта страсть?».

Очевидно, что мы обладаем не одним «я», а многими, которые, поочередно вытесняя друг друга, завладевают нашим разумом, заставляя двигаться в определенном направлении. Даже при поверхностном рассмотрении любой согласится, что мы, по меньшей мере, двойственны: наше животное «я» сконцентрировано в телесной материи, а духовное «я» соответствует нашей «сущности», или Божественной искре.

Такую двойственность можно рассматривать как сосуществование двух разных сущностей. Одна из них, низшая и примитивная, находится на низком уровне эволюции, но обладает большой способностью к накоплению информации. Вторая же, высшая, бессмертная и вечная, не ограничена ни временем, ни пространством и может бесконечно долго пребывать в латентном состоянии. Это «дух», или «сущность», человека, его истинное высшее «я». Дух не может проявиться через мозг ввиду низкого уровня сознания людей.

Дух не накапливает информацию, а постигает смысл.

Если способность накапливать информацию является врожденной, то способность понимать смысл может быть активирована только путем развития высшего сознания.  Это самое возвышенное и ценное, чем только может обладать человек, бесценный бриллиант, в сравнении с которым обычный интеллект – грубый булыжник.

К состоянию измененного сознания (в контексте вертикально восходящей эволюции) можно приблизиться, развивая способность понимания значения,  где информация представляет собой лишь тонкий поверхностный слой.

Многолетний систематический труд по совершенствованию своего внутреннего мира приведет к зарождению высшего сознания.  В данной книге не ставится задача подробного объяснения сути этого учения, поскольку в мире полно обманщиков-мракобесов, которые ради раздувания низшего «я» фальсифицируют любое новое или отличающееся от обычного знание, приспосабливая его к своей аморальности или ментальной близорукости. Они выдают такое знание за собственное, превращают его в потребительский товар и лишают смысла, делая из него сладкую конфету, бесполезную, но пользующуюся спросом.

Людям свойственно «валить все в одну кучу». Они полагают, что любое знание – истинное  и любая мудрость – настоящая.  Это часто случается при отсутствии правдивой информации, когда невозможно отличить оригинал от подделки. Доходит до того, что появляются фальсификаторы, копирующие других фальсификаторов, подделывающие уже подделанное, и в результате получается даже не суррогат, а просто отходы, лишенные активного элемента, который обеспечил бы нужный эффект.

В книгах древних алхимиков в различных вариациях повторяется история про тщеславного ученика, укравшего у своего учителя кусок «философского камня», с помощью которого тот превращал свинец в золото. Но все попытки ученика повторить превращение потерпели неудачу, из чего можно сделать вывод, что активное начало было заключено в самом алхимике, а не в «философском камне».

Эти рассуждения помогают отличить высшее «я» от низшего «я». Низшему «я» присущи примитивные животные устремления, оно восприимчиво к любому злу извне. Поэтому можно говорить об «аморальном эгоизме», когда человек никого не уважает и ни с кем не считается, привык использовать людей, как пешки, которыми легко пожертвовать. Импульсы низшего «я», обычно управляющие человеком и присущие его личности, могут быть совершенно аморальны. Импульсы бессознательного были определены Фрейдом как «эгоизм, достойный порицания».

Духовное «я», наоборот, – единственная абсолютно чистая часть нашего существа. Первейший долг человека в жизни – долг перед своим духовным «я», поскольку лишь выполнение этого долга позволяет выработать характер и волю, сублимировать страсти и достичь добродетели. Так человек осуществляет эволюционный замысел Создателя.

Высшая цель человека состоит не в совершении блага для других, а в следовании принципам высшего эгоизма,  являющегося самым важным в иерархии жизненных ценностей и ставящего индивидуальную эволюцию на первое место. Это единственно правильный и ценнейший дар, который человек может передать обществу. «Дать» означает «отдать себя», и только человек, правильно и безупречно реализовавший себя, способен дать миру то, в чем мир действительно нуждается, а не то, чего требуют экономические или политические интересы времени.

Часто говорят об участии в общественных движениях как о способе делать добро ближнему, но никто не думает о том, что каждый человек сам по себе уже является вкладом в общество,  внося в него либо совершенство, либо испорченность – в зависимости от уровня своей человечности. Совокупность этих вкладов делает общество либо добродетельным, либо развращенным. Вклад многих, к сожалению, негативен, поскольку этих людей никогда не заботило моральное или духовное совершенствование и они не стремились стать образцом высших ценностей. Таким образом, не внося ничего ценного, они лишь портят и извращают духовное наследие других, нечестно пользуясь чужими позитивными вкладами.

Общество – это совокупность индивидов, но его качество не зависит от количества людей. Прогресс и эволюция всегда определялись не толпой, а избранными, интеллектуально и духовно развитыми людьми.

Человек, реализовавший себя, в высшей степени способен нести миру добро, а тот, кто не занимался собственным развитием, не может дать миру ничего, кроме собственных слабостей и недостатков.

Духовная реализация – цель жизни человека, и если он отказывается от этой цели, презирает или игнорирует её, то по законам Природы является аморальным. Жизнь не сводится к простому выживанию, она требует строгого соблюдения законов Природы, и лишь тот, кто их выполняет, живет по-настоящему, остальные блуждают, как призраки, в поисках своей судьбы, стремясь к эфемерным благам и сиюминутным наслаждениям.

Только тот, кто соблюдает закон высшего эгоизма,  оставит поистине ценное наследие своим детям. Высшее милосердие состоит в том, чтобы научить ловить рыбу,  а не дарить ее. Если человек следует высшему эгоизму,  то ни он, ни его дети не будут нуждаться в чужой благотворительности, поскольку сами смогут реализовать свое внутреннее богатство вне зависимости от положения в обществе.

Это единственный способ разом уничтожить все социальные различия и достичь равенства возможностей, благодаря не указам сверху, а тому, что благородное, достойное, честное существование и успех будут доступны каждому, кто к ним стремится.

Необходимо лишь осознать, что это вполне достижимо и многим удавалось. Для этого не требуется разрешения, а надо только взяться за дело. На уровне духа все мы равны, хотя и обладаем неодинаковыми способностями. Развитие в себе новых способностей – задача каждого.

Самая жалкая нищета состоит в том, что материально обеспеченные люди не чувствуют никакой потребности в духовном развитии, не хотят быть более гуманными, стать людьми в высшем смысле этого слова, преодолеть свои недостатки и страсти, победить пороки, закалить характер и волю, собственными усилиями добиться счастья и добродетели. Такие «духовно убогие» люди довольствуются полуживотным существованием, эгоистическим потребительством, потакают желаниям, раздувают свой имидж.

Не будем обманываться: в действительности высшая мораль состоит в победе над собой во имя достижения духовного совершенства, что обеспечит истинное и постоянное счастье. Если нас это не заботит, то мы совершаем грех высокомерия и поступаем как глупцы, отвергая ценнейший дар Создателя.

Тем, кто не может разрешить дилемму «благотворительность – эгоизм», скажем, что лишь свободно мыслящий и обладающий высшим сознанием человек в состоянии определить, какое именно благодеяние оказывать, когда и кому. Остальные же способны действовать только в соответствии с вложенной в их мозг программой, и такая благотворительность не может быть расценена как признак высокой морали.

@2018 psyconsultant